В начале славных дел: рубли Петра Великого и их мастера-граверы

  1. Монетное дело в России до Петра
  2. Великое Посольство в Европу
  3. Первые русские монеты «европейского образца»
  4. Иноземные мастера в России
  5. Рубль Гуэна
  6. Через ошибки к мастерству
  7. «Резного штемпельного дела мастер»
  8. Рубль – на поток

Начало славных дел - штемпельных дел мастера петровского времени и их рубли.В  начале славных дел: рубли Петра Великого и их мастера-граверы.

В конце XVII века в Российском государстве назрела необходимость денежной реформы. Увеличение торговли, в том числе и внешней, война с Турцией за Азов, перевооружение армии и начало войны со Швецией за выход к Балтийскому морю, строительство флота в Воронеже, Архангельске, а затем и на Балтике – все это требовало больших расходов (1,2,3).

Монеты до Петра. Ефимки

Между тем, финансовое и монетное дело в России существенно отставало от Запада, не было монет с различными номиналами, в том числе достаточно крупными и даже существенные платежи совершались копейками-«чешуйками» по весу, отчего слово рубль означало только счетную единицу, равную 200 денгам или 100 копейкам. Конечно, необходимость чеканки крупных номиналов возникла еще до Петра (также как и сама мысль о денежной реформе), но воплотить ее в жизнь не удалось ни отцу, ни старшему брату Петра – Федору, реформаторская деятельность которого забыта, а все его начинания приписываются Петру Алексеевичу. Между тем, именно отец и брат обеспечили первое десятилетие финансовой реформы Петра I, накопив достаточно много серебра в государственной казне.

Что же касается самого Алексея Михайловича, то при нем были выпущены медные полтины и серебряные рубли, чеканка которых происходила при помощи закупленного за границей и тогда уже устаревшего, «молотового снаряда», по принципу действия сходного с позже изобретенной гильотиной. По данным Р.Зандера, при помощи этой машины было отчеканено около 6500 серебряных рублей с всадником на аверсе и круговой надписью старославянским шрифтом, до наших дней дожили около 40 из них (2). Качество монет оставляло желать лучшего: для перечеканки были использованы европейские талеры, и их рисунок из-за несовершенства чеканки оставался на новой монете, штемпель очень быстро изнашивался, разбиваемый при ударе молотовой «бабы» о поверхность металла. Поэтому очень скоро перешли к простой надчеканке талеров, называемых в России ефимками из-за названия  города их чеканки - Иоахимсталь (Иоахим стал в России Ефимом), а монеты стали называть ефимками с признаком – то есть надчеканенными  небольшим русским штемпелем. С этими-то ефимками и проволочными копейками, сделанными из тех же талеров (своего серебра в России практически не добывалось – Нерчинский рудник давал его всего около 100 кг. в год), и встретил свое царствование будущий император Петр Великий.

А как там у них? Или Пётр в Европе

А пока под видом урядника Преображенского полка Петра Михайлова в составе Великого Посольства, он смог ознакомиться с состоянием монетного обращения в Европе. Большое впечатление на Петра произвел монетный двор в Британии, которым руководил сэр Исаак Ньютон, известный каждому по школьному учебнику физики. Вернувшись в Россию, Петр повелел делать монеты как в Европе, имея как медные разменные  монеты, так и крупные серебряные монеты – рубли и полтины, а также мелкое разменное серебро. Вес рубля был установлен равным ста проволочным серебряным копейкам (которые Петр презрительно именовал «вошами», то есть вшами). Тем более, что вес одной «воши» стал всего лишь 0,28 гр. серебра, то есть их сотня была эквивалентной по весу европейскому талеру (из которого их и делали), то есть, около 28 гр., что очень импонировало Петру, стремившемуся стать наравне с Европой, а где-то ее и превзойти. Сразу надо сказать, что десятиричная монетная система вовсе не была изобретением Петра, как об этом часто упоминают, а исторически сложилась в России, обогнав европейские страны, где подобное счисление было введено на сто и более лет позже.

Полтина Василия Андреева и рубль Федора Алексеева

Тем не менее, первой русской монетой «европейского образца» стал не рубль, а полтина, штемпель которой был вырезан резчиком и серебряных дел мастером Оружейной палаты Василием Андреевым в 1699 г.

 

Штемпель, помеченный на боковой поверхности инициалами мастера, находился в Эрмитаже и хранитель его нумизматической коллекции Юлий Иверсен в конце XIX г. сделал несколько новоделов этой монеты с помощью штемпеля из коллекции. В настоящее время штемпель полтины Андреева хранится в Особом хранилище ГИМ и иногда демонстрируется на выставках. На аверсе монеты, выбитой этим штемпелем, представлен портрет Петра-отрока с поворотом в в три четверти с шапкой Мономаха на голове, державой и скипетром в руках. Василий Андреев был известен своими работами гравера по серебру на библейские сюжеты, где пользовался в качестве образца иконами Федора Ушакова, поэтому его портрет Петра уж очень архаичен и напоминает иконописные сюжеты.

Похожими по стилю художественного исполнения были и штемпели рубля работы Федора Алексеева, отчеканенного в 1704-1705 гг. на Адмиралтейском (Кадашевском, Хамовном) монетном дворе в Москве.

 

Сравнительно недавно по сохранившимся в архиве документам была установлена настоящая фамилия этого талантливого резчика-гравера: Федор (Алексеев сын) Подоруй. Первые рубли были с пробой серебра 833, частью с обозначением монетного двора МД на реверсе. Гравер изобразил на монете профиль робкого безусого юноши с впалой грудью, одетого в камзол с позументом, без лаврового венка или военных доспехов, а ведь Петру уже было 30 лет. Резчики более поздних штемпелей будущих императоров, наоборот, пытались завысить возраст правителя – так было с 13-летним Петром II, да и с младенцем Иоанном Антоновичем. Почему оба гравера изобразили подростков вместо молодого мужчины? Видимо, им в качестве образца дали посмотреть русские парсуны молодого царя, не позировал же им сам Петр и вряд ли они могли его видеть воочию.

Соломон Гуэн и Герхардт Гаупт - граверы из-за границы.

Так или иначе, но эти рубли Петра не удовлетворили и новые штемпели было поручено изготовить иноземным мастерам. Ими были француз Соломон Гуэн (Gouin) и саксонец Герхардт Гаупт (Haupt). Оба гравера были сравнительно молодыми и имени в Европе себе еще не сделали, поэтому жалованье им было положено не слишком превышающее оклад русских граверов – по 150 рублей в год - Федор Подоруй (Алексеев) получал 139 рублей, лишь после 1725 г. - 189 рублей в год. Много это или мало? Для сравнения: в в конце XVII - начале XVIII века «вольный пушкарь» – артиллерийских дел мастер получал 12 рублей в год, капитан в полках «нового строя» - 84, а рядовой гвардии из дворян – 15 рублей в год. Крестьянская лошадь стоила 2 рубля, офицерская – от 20 до 100 рублей, изба стоила 10-15 рублей, а дом генерала Гордона в Москве стоил 120 рублей, белугу можно было купить за рубль, цена фунта свежей икры  4 копейки, говядины – 8 копеек, четверти пуда ржи стоила 50 копеек (5).

Это потом вознаграждение приглашенных иностранных медальеров будет на порядок превышать жалованье отечественных мастеров: например, Дасье получал генеральское жалованье в 2500 рублей в год и еще мог заниматься частными заказами модных тогда медалей. Тем не менее, даже за сравнительно небольшое жалованье, Гаупт и Гуэн работали не за страх, а за совесть, проявив себя настоящими мастерами.  Гуэн еще в 1701 г. выгравировал пробный штемпель полтины, а Гаупт изготовил штемпели рубля, с которых в 1707 г. был отчеканен первый рубль, предназначавшийся для массового обращения, с подписью-инициалом Гаупта (Н) в обрезе рукава.

G в рукаве – штемпель Гуэна

В том же 1707 г. на Кадашевском дворе часть рублей была отчеканена штемпелем Гуэна с инициалом G в обрезе рукава. На этой редкой монете портрет Петра более сбалансирован – голова меньше, пропорции гармоничны.

 

 

 

На монетах, отчеканенных новыми штемпелями, Петр увенчан лавровым венком, в европейском героическом стиле, всем было ясно, что это - настоящий царь-реформатор и герой. Реверсы выглядят более архаичными: год обозначен кириллицей (так было привычнее, хотя в 1707 г. один из выпусков рублей был с датой арабскими цифрами, но позже выпуск монет московскими дворами продолжался с кириллической датой), гербовый орел примитивен (орел стал похож на державный символ только при Екатерине Второй).  Монеты чеканились на талерах, которые предварительно расплющивались для уничтожения рисунка, поэтому первые рубли Петра 1704-1705 г. более крупные в диаметре (за исключением тех, что чеканились в кольце штемпелем Подоруя-Алексеева на старом Красном московском дворе), вес их был около 28 гр. и проба соответствует европейской 833 или 88 2/3. Гурт часто не затирался и известны монеты, где можно точно установить на какой европейской монете отчеканили русскую монету (2). Монеты были выпущены небольшим тиражом, так как основная масса закупаемого в иностранных монетах серебра шла на изготовление проволочных копеек (и так продолжалось до 1718 г.). Серебряные проволочные копейки чеканились вместе с первыми медными круглыми копейками большого размера и вполне европейского дизайна, что позволило избежать нового медного бунта (монеты имели одинаковое хождение и были эквивалентны при обмене), но серебра на крупные монеты почти не оставалось. Поэтому оба иностранца большую часть времени работали над штемпелями памятных медалей, что считалось даже более важным делом, чем резка рублевых штемпелей.

Соломон Гуэн проявил себя незаурядным гравером-портретистом и через некоторое время ему и Гаупту жалование удвоили. Дизайн монеты тоже улучшался, иногда ее чеканили в кольце, что позволяло получить идеально круглые монеты. Молотовой «бабой» уже монеты не «били», и «тиснили» или «печатали» с помощью винтового балансирного пресса. Впрочем, качество штемпельной стали и ее закалки было низким, что приводило к частым поломкам штемпелей. Федор Подоруй изобрел оригинальную отечественную гуртильную машину, что позволяло с 1718 г. наносить выпуклые надписи на гурт (впрочем, не всегда получавшиеся правильными).  Еще с  1707 г. для монет стали изготавливать ровные кружки, а вот содержание серебра при том же весе уменьшилось на 7%, в дальнейшем снижение пробы произошло еще раз в 1710 и, наконец в 1712-1714 гг. проба стала самой низкой (58/96) (2), тем более, что пробирного контроля не существовало и старосты монетных дворов, которых позже стали называть минцмейстерами, могли произвольно менять лигатуру монет (3). При этом на реверсе рубля было написано «Манета добрая, цена рубль», но вот население как-то не очень верило в «доброту», то есть качество низкопробной монеты, старалось от нее избавиться, поэтому в кладах она почти не встречается и вследствие этого является редкостью. В 1710 г. на Кадашевском дворе были выпущены рубли с портретом работы Гаупта и датой арабскими цифрами (4).

 

Федор Медынцев и Осип Калашников – из учеников в мастера

Несмотря на то, что в Европе уже использовался способ перевода вырезанного негативного изображения аверса и реверса монеты с формы (матрицы) на позитивный маточник (или пуансон) с последующим оттиском изображения на мягкую сталь штемпеля, его догравировки и получением после закалки рабочего штемпеля (контр-пуансона) с негативным изображением, на московских монетных дворах все еще использовали ручную трудоемкую технологию: ручными пуансонами выбивались даже крупные детали штемпелей, например,  контуры портрета, затем он догравировывался,  а элементы букв и узора выбивались отдельно сделанными пуансонами.  Часто подобную черновую работу по выбиванию надписей доверяли подмастерьям. что приводило к наличию большого различия штемпелей, ошибкам в надписи, перевернутым, пропущенным или добавленным буквам и так далее (известны орфографические ошибки РОССНСКОI, РОСNI, позже – NМПЕРАТОБ, известны и другие ошибки).

Соломон Гуэн вообще все свои монетные и медальные штемпели резал прямо в стали без перевода с формы и маточника. Необходимость большого количества ручного труда в изготовлении новых штемпелей и ремонту изнашивающихся штемпелей, привела к росту штатов монетных дворов. При этом, из среды учеников выдвинулось несколько талантливых русских граверов: Федор Медынцев, ученик Гаупта,  подписывавший свои штемпели литерой М (но оставшийся лишь подмастерьем до 1710 г.) и Осип Калашников, ставивший на штемпелях инициалы (ОК или КО) и дослужившийся до мастера-гравера, высшего ранга, позволенного русскому. Портреты Петра Великого работы Калашникова особенно выразительны, здесь он превзошел даже Гуэна, своего учителя. К сожалению, жизнь талантливого русского гравера сложилась неудачно: Калашников пытался вынести с монетного двора штемпельную оснастку, был схвачен с поличным, осужден за фальшивомонетничество к смертной казни, которую ему заменили каторгой в Трубецком бастионе Петропавловской крепости, где он продолжал резать штемпели на вновь образованном Петербургском монетном дворе. От работы над мелкими деталями штемпелей при плохом освещении мастер практически ослеп и был освобожден через 20 лет – в 1747 г.

В диссертации Е.С.Щукиной было обосновано, что инициалы ОК или КО принадлежат именно Осипу Калашникову, а не сокращенному до «Отфрида» немецкому граверу Готфриду Кенигу, как это утверждалось ранее. Однако, проведенный недавно анализ рисунков рублей с этими инициалами выявил, по крайней мере, две резко отличающиеся по манере рисунка разновидности, так что версия с  рублями работы Кенига имеет, по-видимому, право на существование (3).

Федор Подоруй – во главе штемпельного дела

 После 1712 г. организация штемпельного дела, легла на плечи Федора Подоруя, который сам уже не резал штемпели, а руководил работой мастеров-резчиков. В его челобитной он сетует на отсутствие иностранных мастеров «Соломона Гвейна и Богдана Гоубта» из чего мы можем сделать вывод о том. что к этому времени Гуэн и Гаупт прекратили работу. Точными сведениями о их судьбе мы не располагаем, но Гуэн, видимо, умер в России, так как известно прошение его детей о выезде на родину.

О Гаупте никаких сведений после 1712 г. не сохранилось, но, будем надеяться, что он, скопив тысячу целковых (именно тогда, когда появился серебряный рубль, возникло это слово, означавшее целую серебряную монету в 100 копеек, а не кучку проволочных чешуек в том же количестве), уехал на родину, отошел от дел и зажил тихой жизнью бюргера. Надо отдать должное этим граверам-медальерам: Гуэн и Гаупт вырезали штемпели первых русских монет и медалей, создали школу учеников, из которой вышли настоящие мастера-граверы Медынцев и Калашников, заменившие во втором десятилетии XVIII века своих учителей.

Рубли Гуэна и Гаупта, по мнению В.Е.Семенова, служили моделями для отечественных резчиков, но, все же, качество рисунка было хуже, отчего Подоруй и просил прислать в помощь иностранных граверов. Из них можно назвать редко упоминаемых в нумизматической литературе голландца Иоганна Купи (работал резчиком штемпелей с 1717 г.), названного в документах Берг-коллегии «пунсонного дела мастером», и мастеров Шульца и Райбиша – «резного дела мастеров», не ставивших свои инициалы на изготовленные ими штемпели. Основными же мастерами к этому времени становятся Федор Медынцев и Осип Калашников с окладом в 70 рублей. В помощь им при изготовлении штемпелей серебряных монет назначаются ученики: Лукьян Дмитриев и Михаил Петухов (оклад 18 и 15 рублей, соответственно). Федор Алексеевич Подоруй  «резного штемпельного дела мастер» с 1718 г. назначается на Набережный монетный двор в Москве организовывать производство штемпелей для изготовления медной монеты (3).

В 1718 году начался второй массовый чекан рублей Петра Великого с пробой 70/96 (европейская 700-я) при среднем весе 28,44 гр. на Кадашевском дворе в Москве (2). Кадашевский двор недаром назывался Адмиралтейским (еще с тех пор как был выведен из-под руки главы Большого Приказа князя Прозоровского, в ведении которого остался старый Красный или Китайский двор) – отчеканенные деньги в большом количестве шли на нужды флота. Всего среди рублей, выпущенных в 1718 г. на Кадашевском дворе известно 48 вариантов рисунка и еще 23 варианта – в 1719 г. (4). Над штемпелем рубля с портретом царя в латах и плаще, по видимому, работал Осип Калашников, они помечены инициалами КО или ОК. Красный монетный двор в Москве также чеканил рубли штемпелями Кадашевского двора в 1794-1705 и 1718-1722 гг. Вместе оба двора, после 1718 г., когда была прекращена чеканка проволочных копеек и высвободилась большая масса серебра, производили монет на 700 -900 тысяч рублей в год (4).

Рубли последних лет Петра

Технология изготовления монет усовершенствовалась, что, наряду с притоком сырья способствовало массовому изготовлению крупной монеты. В 1722 г. выпущен новый тип рублей с императорским титулом Петра и крестообразным вензелем, состоящим из четырех букв П с коронами, расположенными между повернутыми наружу ножками букв. В 1723 г. Осип Калашников изготовил новый штемпель с портретом Петра в горностаевой мантии поверх лат и с цепью ордена Андрея Первозванного на шее.

 

Этот портрет, по-видимому, является самым реалистичным и в то же время истинно императорским портретом Петра Великого: на нем мы видим зрелого, уверенного в себе правителя, увенчанного императорскими и военными регалиями. Крестообразный вензель также смотрелся гораздо лучше примитивного схематичного изображения государственного орла. По всем признакам, этот рубль с гуртовой надписью,  обозначением даты выпуска общепринятыми арабскими цифрами смотрелся не хуже европейских монет. Р.Зандер считает, что большая часть заготовленного серебра для рублей 1722-1723 гг. ушла на выплату компенсации Швеции (побежденной стороне!) за отошедшие к России земли на Балтике. По условиям Ништадтского мира 1721 г., Россия должна была выплатить колоссальную по тем временам сумму в два миллиона ефимков (2,3). Об этом мало кто знает (и тогда и сейчас эта «контрибуция» победителя побежденному не афишировалась) и приказные дьяки, читая народу указ о заключении мира, о ней молчали. В последующие два года серебряная монета, конечно же, чеканилась, но в меньших количествах. В это время в столице был построен и запущен новый постоянный монетный двор в Трубецком бастионе Петропавловки с новым оборудованием, закупленным в Германии, Берг-коллегия поручила ранее открытому Коллежскому двору готовить монетные кружки. Под руководством нового руководителя Берг-Коллегии Якова Брюса теперь осуществлялся более строгий пробирный контроль на всех монетных дворах, что позволило унифицировать пробу и избежать злоупотреблений и кражи серебра старостами-минцмейстерами.  Сырьем служили все те же европейские талеры и проба серебра на первых петербургских рублях, получивших потом название «солнечного рубля» в 1724-1725 гг. некоторое время была европейская – 88 2/3, на 14 копеек по содержанию серебра выше московской, в дальнейшем, стараниями пробиренмейстеров Брюса, проба серебра на всех дворах уравнялась и была равной 70 (2). Монеты имели обозначение двора СПБ под портретом, гурт был с насечкой, чеканка проводилась современными для того времени балансирными прессами, что позволяло получить высокое качество рисунка.  Всего в 1724 г. Санкт-Петербургским двором было выпущено чуть более 35 тысяч рублей, в 1725 г. рублей и полтин было выпущено уже на сумму более 400 тысяч рублей, но часть из них – уже с портретом Екатерины I. Согласно данным Узденикова, Коллежский двор также чеканил рубли, но в крайне незначительном количестве: очень редким является рубль 1724 г., выпущенный им количестве 264 штук, известны лишь единичные экземпляры (1). Монеты петербургской чеканки 1724-25 гг. имели характерную особенность: в центре монограммы располагалась многолучевая звезда, которую современные нумизматы принимают за «солнце».

 

Отсюда -  принятое в среде нумизматов название «солнечный» рубль, что  является ошибочным, так как задумывалось изображение орденской звезды ордена Андрея Первозванного, одним из первых кавалеров который был сам Петр. Так же никогда Петр не изображался в каком-либо подобии матросской формы (жаргонное нумизматическое название самого распространенного рубля московской чеканки - «матрос») – это всего лишь воротник одежды европейского покроя со свободным воротом.

 

До этого Петр изображался в латах и в горностаевой мантии, а здесь, на московском «матросском крестовике» решили сделать царский портрет попроще: в плаще поверх камзола. Именно такие монеты Петра I выпускались в последние годы Красным монетным двором наибольшими тиражами и они чаще всего встречаются в коллекциях и на рынке.

Таким образом, мы рассмотрели три основных этапа чеканки рублей Петра Великого: от пробных монет с незначительными тиражами первого десятилетия 18 века, к более массовой чеканке, но ограниченной нехваткой серебра, которое шло на выпуск проволочных копеек второго десятилетия 18 века, и, наконец, в первой половине третьего десятилетия 18 века массовое изготовление уже вполне европейских монет.

 

Автор статьи: Анатолий Подшивалов

 

 Литература:

  1. Уздеников В.В. Монеты России 1700 – 1917, изд. ГИМ, М., 2004, 498 с.
  2. Зандер Р. Серебряные рубли и ефимки романовской России, Одигитрия. Киев, 1998, 204 с.
  3. Семенов В.Е. Монетное дело Российской Империи, СПб, 2010, с. 19-39.
  4. Биткин В.В. Сводный каталог монет России, часть I, (1699-1740). Юнона монета, Киев, 2003 стр. 16-161
  5. Брикнер А.Г. К истории цен в России 17 века, Исторический вестник, 1885, т. 20. - № 5

 



Рейтинг статьи: +1

Узнайте прямо сейчас как получить за ваши монеты 100% рыночной цены с полным доступом к базе из 12 710 607 аукционных цен

Полный доступ к самой крупной в мире базе аукционных цен на монеты (12 710 607 цен) и PDF-брошюра с подробным описанием схемы продажи монет (1,1 МБ).

  • Из присланных материалов вы узнаете: как сэкономить на комиссии интернет-аукционов от 10 до 20%;
  • 12 нюансов продажи монет в 3-х крупнейший сообществах коллекционеров России;
  • Как увеличить цену продажи, предварительно подготовив монеты к продаже;
  • Как быстро сделать фото, увеличивающее цену монеты на 20%;
  • Как продать монеты так, чтобы вас не обманули;
Узнать подробности
Укажите email, на который будет отправлен доступ

В каком городе вы находитесь?